"Мне очень горько, что ничего не могу доказать"

"Мне очень горько, что ничего не могу доказать"

Жительница Актау Рыс Ильяусенова обратилась в редакцию inAktau.kz и рассказала о своей беде. По словам женщины, ее 18-летний сын разбился насмерть, упав с высоты на стройке, где он работал. Два месяца женщина не может добиться, чтобы по делу было начато следствие, а также доказать, что ее ребенок являлся работником предприятия, на территории которого произошла трагедия. Многодетная мать работает дворником, ютится с детьми в съемной времянке и пытается прокормить их на мизерную зарплату.  Адилбек был старшим сыном в семье. После школы парень поступил в колледж, а когда ему исполнилось 18 лет,  устроился работать на стройку, чтобы помогать матери. "Он мечтал, что скопит денег, мы купим маленький участок земли и построим свой собственный домик. Сын учился и работал. Был помощником, кормильцем семьи. На стройке он зарабатывал немного, всего 80 тысяч, но эти деньги очень спасали нас", - рассказала женщина. На стройке парень отработал полгода. 7 апреля к матери пришел сосед, который работал с ее сыном, и сообщил, что Адилбек упал. "Он сразу насмерть разбился. Но мне об этом не сказали. Я выбежала на дорогу, поймала такси и поехала туда. Мой мальчик лежал в рабочем костюме на земле, вокруг толпились другие работники. Меня к нему не подпускали. Я ничего не помню после этого. Только что приехала полиция и "скорая", а меня посадили в какую-то машину и опять отвезли домой", - вспоминает собеседница издания. По ее словам, затем начали происходить странные манипуляции со стороны медиков и полиции. "В заключение "скорой" написано "биологическая смерть", что уже странно, ведь сын разбился, упав с высоты. В морге в заключение о смерти написали "Несчастный случай вне производства". Я когда эти документы на руки получила, ничего не могла понять. Как так? Человек разбился на стройке, он был в рабочей робе предприятия. Почему такое написали?!", - возмущается Рыс. На этом странности не кончились. После смерти парня выяснилось, что на предприятии он не был оформлен официально. Получал, как говорится, "черную зарплату". "Руководство компании сказало, что он у них никогда не работал и дальше не стали даже со мной разговаривать", - утверждает женщина. "С того дня, как я получила свидетельство о смерти, я каждый день ходила в ГОВД. Следователя все время не было, трубки он не брал. Заявление мне удалось подать только 24 апреля. С тех пор следователь трубку не берет, я никак не могу с ним связаться", - возмущается безутешную мать. За смерть своего сына на стройке мать не получила компенсации. Теперь, потеряв кормильца, вся семья существует на ее зарплату дворника. Но даже не это главное, признается женщина: "Мне очень горько, что я ничего не могу доказать. Я простой человек. Я стучусь во все двери, но все без толку. Меня просто не хотят слышать. Как в наше время, когда есть Закон, может твориться такое беззаконье. Мне никто не вернет ребенка, я это понимаю. Но ведь также может погибнуть еще чей-то ребенок и ничего невозможно будет доказать. Я просто хочу справедливости". За два месяца Рыс Ильяусенова написала письма во множество инстанций, в том числе и в прокуратуру и в Департамент по защите труда. "Никакого результата нет. Я уже не знаю, к кому еще я должна идти, чтобы меня услышали", - негодует горожанка.