Казахстан для казахов. Кто такие казахи Часть 4

Казахстан для казахов. Кто такие казахи Часть 4

Транзит пошел — держитесь! Часть 1

Казахстан в глобальном мире. Часть 2

Языковый вопрос: миф мифом вышибают. Часть 3

***

Настоящий казах обязан знать семь колен своих предков. Но тогда и каждый казахстанец, если он не собирается валить из этой страны и считает ее своею, должен знать историю казахов и кто они такие, — элементарно для понимания, чем он, гражданин Казахстана, не казах, отличается от казахов, что у него с казахами общего и при каких условиях он сможет, или не сможет, стать частью государствообразующей казахской нации.

Своик

Общепринятой всеми версии, откуда взялось само слово казах, не существует. Возможно, правы те, кто выводит происхождение термина от сакских времен, — казах – это благородный сак. Красиво звучит также версия белый гусь, но в чем все бесспорно сходятся, так это в трактовке слова казах, как вольный, свободный. Что, несомненно, роднит самоназвание казахов с именем их соседей и, нередко, исторических недругов – казаков, беглых людей Руси, уходивших на вольную жизнь в степи. Наверняка, это одно и тоже определение, вытекающее из какого-то одного, или чрезвычайно схожих, исторических обстоятельств, что тоже есть основание для выдвижение наиболее реалистичной версии. Сюда – в основание такой реалистичной версии, нам следует добавить и то фактическое обстоятельство, что слово казах плотно сопряжено со словом кайсак. Так, Казахское ханство, от которого наши историки отсчитывают историю современного Казахстана и казахов, называлось также и Кайсацкой Ордой, а сами те степные народы, которые уже при образовании СССР получили национальную государственность и общее наименование казахи, до того чаще всего именовались киргиз-кайсацкой ордой.

Некоторые историки считают такое именование неправильным, возможно, они правы, но это не важно – если таковое определение существовало, из каких-то исторических обстоятельств оно вытекало!

Почему это двойное именование начинается с киргизов, как раз понятно. Ученые спорят, с Енисея ли, или откуда еще на свои нынешние места пришли киргизы, но одно известно точно – под монгольскими ханами они не были и их власти не признавали. Сама ли монгольская конница не пошла в горы, мужественно ли отбивались киргизские батыры, а только власти чингизидов они так и не признали, что вам с гордостью и объяснит любой киргиз. Почему, кстати говоря, последний хан Кенесары, попытавшийся оспорить власть Ак патши, пошел войной не куда-нибудь, а на киргизских манапов, где и лишился головы.

Но тогда вполне логично предположить, что кайсаки – это как раз потомки и представители тех степных народов, которые некогда составляли народ-войско в Империи Чингисхана, разделенную потом на улусы, а потом на отдельные орды и ханства. Так, Казахское ханство, от рождения которого отсчитывается 550-летие современного Казахстана, было не столько плодом рождения какого-то нового образования, сколько очередным этапом распада того, что некогда являлось Золотой Ордой, от которой потом отделились Крымское, Астраханское, Казанское и Сибирское ханства, оставшееся стало просто Большой ордой, потом выделились Белая и Синяя Орды, образовалось государство кочевых узбеков, от которого и откочевало (в политическом и физическом смыслах) Казахское ханство.

И уж коль скоро официальная историография выводит казахов из событий времен Казахского (оно же Кайсацкое) ханства, мы, глядя на такую историческую последовательность, вполне можем согласиться с версией, предложенной моим другом Галымом Абильсиитовым, что казахикайсаки это производное от тюркского слова «кисык» — «упрямый», «строптивый» (применительно к людям) или «кривой», «неправильный» (применительно к неодушевленным предметам).

Глава государства кочевых узбеков Абулхаир, чингизид, как и полагается, происходил по линии шибанидов, тогда как султаны Жанибек и Керей – были урусидами и считали правящего дядю узурпатором. Справедливо считали, или нет, теперь не важно, но только «упрямые» и «строптивые» люди могли не смириться с несправедливостью, и, несмотря на угрозы, уйти от грозного Абулхаир хана, имевшего немалую военную силу, и, в конце концов, добиться своего, — восстановив самостоятельность родового Юрта своих султанов, создать новое ханство.

Получается, что кайсак – это сохранившее критическую коннотацию именование степняков их соседями, тогда как казах – это самоназвание, уже без осуждающего оттенка. Впрочем, все, может быть, и не так, пусть казахи – это просто вольные, свободные люди, откуда бы ни взялось это слово.

В любом случае, опираясь как раз на официальную историографию, мы может утверждать, что свою волю и свободу казахи-кайсаки получили, сохранив и продолжив чингизидовскую линию наследования власти, что вообще-то дает нам право продлевать казахскую историю до исконных времен. Над утверждением, что Чингисхан был казахом серьезные люди смеются или возмущаются, и правильно делают, но вот что историческим предком казахов был именно Чингисхан – это неоспоримый факт. Факт – в политическом смысле определения казахи, а это определение как раз и является отнюдь не этническим, а именно политическом. Как, впрочем, и многие другие привычные нам «национальные» именования – монголы, татары или те же узбеки.

Так, казахи говорят Мәңгілік ел, имея в виду вовсе не народ монголов, древних или нынешних, а самих себя, причем в понимании вечный народ. И эта вечность, в политическом смысле, отсчитывается от единой монгольской степной империи, хотя до этого существовали, например, тюркские каганаты.

Очень поучительна в этом смысле официальная узбекская историография, выводящая современную историю Узбекистана вовсе не из Великой Степи, а из возникшего во второй половине XIV века – на развалинах монгольского улуса Чагатая, государства Тимура, — не чингизида и имеющего родным языком тюркский. Ислам Каримов в свое время неплохо сориентировался: вывел узбекскую национальную государственность не из дробящихся осколков монгольской Орды, а из новой – на основе мусульманского и тюркского доминирования, завоевательной империи. Хотя собственно именование узбеки на полвека старше государства Тимура, и оно как раз монгольское — пошло от Узбек-хана, — последнего успешного хана Золотой орды, при котором Орда достигала наивысшего расцвета. Империя же тимуридов – будущий Узбекистан, долго еще существовала без узбеков – те благополучно кочевали по Степи. И только много позже, когда и Золотая орда уже растворилась в истории, и остатки империи Тимура раздирались своими смутами, те самые кочевые узбеки, от которых уже откочевала Казахская-кайсацкая Орда, пришли в Сырдарьинские оазисы, покорили живших там мусульман-земледельцев сартов, дали им свое имя, а сами стали сартами.

А вот что можно, точно, сказать именно о казахах – это совокупность тех примерно семи исторических степных народов и десятков крупных родов, которые сохранили систему властвования, идущую еще от чингизидов. Все прочие подданные империи Чингисхана, разведенной еще ее основателем по улусам, очень быстро обзавелись своими правящими родами. Дольше всех держалась Золотая орда, но в отпадающих от нее ханствах правили уже не чингизиды. И только по линии Казахского ханства, хотя и тоже распавшегося на жузы, признаваемое казахами право на власть над собой имели только не входящие ни в один из казахских родов султаны-торе.

Дальше по исторической линии это право перешло к отменившему власть чингизидов над Степью Ак Патше, а от него – к ВКП(б) и Политбюро ЦК КПСС. По мандату которого и получил свою первичную и неоспоримо легитимную власть над казахами и всем Казахстаном Нур-Султан Назарбаев. Такова историческая преемственность, все звенья которой имеют свое значение и ни одно не может быть исключено. Казахи, как политическая нация – исторические наследники Чигисхана, как в равной степени, и Сталина с Хрущевым, Брежневым и Горбачевым.

И вот что еще нам не худо бы уяснить из истории: что казахами, по исконному праву могли бы именовать себя только аргыны. И еще кереи, откочевавшие с султатанами Жанибеком и Кереем. Тогда как не менее уважаемые степные народы и родовые объединения, составившие современную казахскую нацию, к образованию Казахского ханства и, соответственно, к 550-летнему юбилею казахской государственности, в те времена причастны не были.

Разве что представители будущего Старшего жуза могли бы с гордостью напомнить, что их предки из Могулистана дали приют откочевавшим на их земли казахским султанам. Зато представители будущего Младшего жуза могли бы вспомнить, что отношения Казахского ханства с Ногайской ордой складывались отнюдь не дружественно.

Что же сплотило современных казахов, существенно умножило и усложнило их родовое строение? Тяжелые испытания, прежде всего – жунгарское нашествие. Под его ударами пали давший приют первым казахам Могулистан и враждовавшая с казахами Ногайская орда, до предела сжалась среда обитания собственно казахов-кайсаков. Общие бедствия – сплотили, возникли три жуза, — центральное, правое и левое крылья совместной казахской обороны. Жузы – это не разделение казахов, а как раз структурирующий и собравший вместе степные народы общий военный (ордынский) скелет, возникший в годы испытаний и выдержавший нагрузку времени вплоть до наших дней. Не даром до советских времен казахская Степь управлялась по жузовскому принципу – из Омска, Оренбурга и Ташкента. А жунгарский хунтайчи Галдан-цэрен, если хотите, по праву тоже может считаться одним из создателей казахского единства.

Окончательно же собрал казахов вместе, дав и общую государственность, и соответствующее единое национальное название товарищ Сталин – это тоже исторический факт. Другие советские правители тоже добавили разнообразного народа в казахские степи, и не всегда мягкими методами. В результате кого теперь считать настоящими казахами – вопрос очень непростой. С виду все, вроде бы, понятно, но ведь речь идет о конституционных основах государственного строительства, согласно которым существуют, пусть и в единстве, но отдельно казахская нация и граждане Казахстана, а государственность созидается на исконно казахской земле. И, следовательно, необходимы четкие правовые критерии – когда эта земля стала по этим же конституционным основам, исконной, для кого именно, и как отнюдь не случайно записанные в конституционных основах тезисы об исконности казахской земли и казахской нации соотносятся с современным устройством государства Казахстан и правами его граждан.

И кого, в конце концов, считать казахами. Ныне определенного ответа на этот вопрос – нет.

Понятно, что при полностью состоявшейся национальной государственности, естественно обретающей в таком случае гражданский формат, казахи – это все граждане Республики Казахстан. В том числе и по добровольно принимаемому самоназванию. Но сейчас этого, разумеется, нет, и большой вопрос – случится ли когда-нибудь в будущем.

Понятно, что понятие казахскости сами власти, а также значительная часть казахстанского общества, включая и не казахов, выводят из владения казахским языком. Это – основная идеологема национального строительства, но ведь и она за три десятилетия непрерывных усилий не просто не осуществлена – фактически выявилась ее неосуществимость и в будущем. Сейчас казахским языком даже на простом разговорном уровне не владеет значительная часть граждан, безусловно идентифицирующих себя казахами. А если говорить о свободном владении, то экзамен с совершенно чудовищным количеством ошибок проваливали даже кандидаты в президенты, в казахскости которых никаких сомнений не было. И это большой вопрос: наберется ли в государстве Казахстан хотя бы один тумен казахов, способных сдать беспристрастный кандидатский экзамен на действительно свободное владение государственным языком. Особенно – на латинице.

А все дело в том, что тюркоязычие, исконно объединяющее исторически разные степные народы, у современных казахов перешло в русскоязычие, как основной инструмент организации государства и общественной жизни, и что обратного хода уже не имеет. Но к признанию чего современное казахское общество категорически не готово. Понятно, что выходом из такого тупикового положения является признание казахского государственного двуязычия, но на сегодня это столь же неосуществимо, как и попытка переименования казахской нации в казахстанскую.

Равным образом подвешен вопрос о составе собственно казахской нации, даже с выведенном за скобки вопросом владения казахским языком. Входят ли в состав казахов их исторические враги-соседи жунгары-калмыки, во множестве растворившиеся во многих казахских родах? Разумеется, входят, но, так сказать, по умолчанию. А многочисленные дети от смешанных браков – они казахи? Если же брать вообще бурный XX век, то в казахскую политическую нацию были запрессованы, кроме русских, столько других народов, что различные «корейцы-еврейцы» стали важной частью государственного и социально-экономического устройства, — при демонстративно казахском лице собственно власти.

Одним словом, нынешняя казахская государственность поддерживается не проговариваемом вслух, но всеми понятным взаимным консенсусом. С одной стороны, это безусловно, казахская национальная государственность с неоспоримым – исторически выстраданным — правом только казахов занимать руководящие посты в государстве, в армии, в силовых структурах и в стратегическом бизнесе, с другой стороны – государственность общая, с правом и не казахов в ней участвовать.

До сей поры, этот консенсус работает во всей вертикали – никто из казахских политиков, журналистов и общественных деятелей не подвергает сомнению этнический, а не гражданский принцип национального строительства, а в среде не казахских политиков, журналистов и общественных деятелей никто также не выражает несогласие с такой основой. Власть же, фактически полностью казахская, тоже достаточно удачно поддерживает баланс между этническими и гражданскими идеологиями государственного строительства.

Причем решающая роль в балансировании такой сдвоенной конструкции национальной государственности всегда принадлежала бессменному президенту Нурсултану Назарбаеву. С точки зрения казахов, именно он смог построить действительно казахское национальное государство. С точки же зрения не казахов – именно Нурсултан Назарбаев был и остается надежной преградой казахского национализма. Причем обе точки зрения – справедливы.

На будущее же ясно одно – такую роль второй президент играть уже не сможет. Соответственно, придется искать другие – не персонифицированные, а институализированные балансы.

***

© ZONAkz, 2019г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.